Мама

-Майя Михайловна — Соня испуганно заглянула в кабинет, — там к вам…
Майя повернула голову от монитора, в кабинет отодвинув худенькую Соню вошёл мужчина в костюме и шляпе, низко надвинутой на глаза.
-Майя Михайловна?
-Ддда
-Позвольте пригласить вас на ужин
-Чего? Колька, блин!
-Ахахаха, — смеётся мужчина, — ой не могу, ну ты Майка трусиха.

-А ты откуда, — Майя показала Соне, что всё нормально.

-Да в командировку к тебе в город отправили, а что за девушка? Замужем?

-Иди ты, напугал мою Соньку.

Николай, Майин дядя, единственный живой взрослый родственник.

Нет, у Майи есть конечно отец где-то, она его не знает, есть и мать. Её она не видела много лет и не желает этого делать.

Воспитывала Майю бабушка, и девчонка до девятнадцати лет не знала, что Колька не брат её, а дядька, а мама совсем не мама, бабушка.

А ещё, Танька, непутёвая старшая сестра, совсем не сестра, это мамка Майина.

Вот так всё запутано в жизни девушки.

Жила себе, росла, училась, воспитывала их мамка с Колькой, как могла. Иногда выпивала, а выпив давала обоим транды, обзывала чертями полосатыми и говорила что загубили они ей, мамке жизнь.

Ругала Таньку, заразу непутёвую, которую сама мамка родила в семнадцать лет, а Танькин папка, алкаш дядя Паша, совсем не помогал в воспитании ребёнка.

Майя Таньку любила до трясучки.

Та отвечала младшей сестрёнке взаимностью, привозила кучи красивых платьев, куклы, игрушки, сладости. Тискала, целовала, не расставалась ни на минуту, в редкие дни приезда.

Кольке Танька тоже везла всякую ерунду, по мамкиному мнению и годные вещи по-Колькиному.

Дядя Паша, Танькин папа всегда приходил, когда приезжала Танюха, он плакал, обнимал её, мамка орала на дядю Пашу и гнала его.

Своего отца Майя и Коля не знали, но они не страдали отсутствием оного, мужские какие-то навыки давал дядя Паша, а остальное мамка.

Потом Танька почему -то начала приезжать реже.

— Взамуж вышла, ваша вертихвостка, — говорит сурово мамка, — ну чего пасть раззявила, чё воешь, не померла говорю, а взамуж вышла.

Пусть Паша, — говорила мамка смирённым голосом трезвому дяде Паше, — пусть её, может повезёт девке, а ? Ну повезёт может, Паша.

Дядя Паша грустно качал головой и смотрел на мамку с любовью.

Потом Таня вовсе перестала приезжать, присылала посылки и деньги, звонила раз в месяц вызывая их на переговоры.

Мамка ругалась, говорила что никуда она не пойдёт, и дебелят не пустит.

-Какие переговоры, пошла она в …, -и мамка говорила направление, куда должна пойти по её мнению Танька.

Весь день мамка ходила дёрганая, ругалась и замахивалась на Кольку с Майкой, а к вечеру звала их, наряжала, Майке плела косы, Кольке приглаживала вихры, и взяв обоих за руки шла в переговорный пункт. Там, дав ребятишкам поздороваться с сестрой, быстро рассказать про свои детские делишки, выгоняла их и з кабинки и о чём-то долго говорила с этой заразой Танькой.

Потом опустошённая выходила из кабинки, брала крепко обоих за руки, и шла молчаливая и задумчивая домой, через магазин.

Там покупала ребятишкам конфет, Дунькина радость других просто не было, мороженое и ситро, по бутылочке, себе бутылку с нарисованными тремя семёрками, солёной кильки, триста грамм колбасы и взяв за руки детей своих шла опять домой, крепко задумавшись.

Дома, выпив вина, вела беседу с детьми.

-За границей Танька, понимаете? Врёт мне что хорошо ей там, говорит что нас заберёт, брешет, я точно знаю.

-Мам, — спорит Колька, — а может и правда хорошо ей там — возможность жить за границей прельщала Кольку.

-Иди ты, хорошо…Плохо ей там, слышишь, плохо.Я чую, я мать, — била себя мамка в тощую грудь, — мааать я, мааать.

Майя, доча моя, детонька, ребёночек мой ненаглядный иди сюда, иди. Никуда скажи мы не поедем, да моя шляденькая, никуда. И Кольку, чёрта полосатого не пустим. На своей земле родились, здесь и жить будем, да? Да доца? Эх мои вы мартышки, эх гады вы ползучии, Коля, сыночек, иди, иди сюда…

Мамка обнимала их обдавая пьяненьким запахом, целовала в щёки, макушки и плакала, крепко прижимая к себе.

-Простите, простите меня, детушки мои, — плачет пьяненькая мамка.

-А потом каааак затянет песню, голос сильный, чистый.

-Виновата ли я

Виновата ли я

Виновата ли я

Что люблю?

Виновата ли я,

Что мой голос дрожал

Когда пела я песню ему

Поёт мамка, а сама плачет.

-Эхх жизнь моя, житейка. Ничё, ничё Майя, Коля, ничё, мамка вас в люди выведет.

Потом мамка засыпала, наплакавшись и напевшись, и напившись, ребятишки оттаскивали её на кровать, ставили рядом таз и поллитровую банку воды и укрыв одеялом, шли делать уборку на кухне.

Мамка любила чистоту. А завтра ей и так плохо будет.

Слово своё мамка сдержала, сначала Кольку отправила учиться на юриста, а сама ходила с Майей на переговоры, потом и Майку туда же отправила.

Как они пропустили то что мамка заболела? Как? Никогда Майя себе простить этого не сможет, никогда.

-Мама, ты что приехала? Что-то случилось?

-Нет Майечка, я в больницу

-Мамочка?

-Не беспокойся, дочка.Всё хорошо.

Было не хорошо, было поздно.

Майя ревела в кабинке для переговоров в трубку, Танька, зараза и вертихвостка, ревела там, где-то в далёкой загранице.

-Я приеду Майечка, я приеду доченька, — совсем мамкиными словами сказала сестра, ещё сильнее расплакалась Майечка.

Она приехала. Они её ждали.

Утром, сходив на «завтрак» притянула плачущую Майечку, с другой стороны Кольку, совсем как мамка.

-Простите меня, хорошие мои, Майечка, простишь ли?

-За что, Тань. Ты же приехала. То что семь лет не была, ну мы же понимаем, не маленькие…Но ты нам помогала хорошо.

-Вы не знаете? Ты не знаешь, — сказала сестра, смотря на Майю.

Зашёл дядя Паша.

-Пап, она не сказала?

Он развёл руками.

Танька заплакала.

-Прости, Майечка, прости, а?

-Таань, ты чего, — спросил Коля, Майя молчала и смотрела на сестру.

-Я не сестра тебе, Майя, я твоя мама…

-Врёшь

-Нет. Дядя Паша, он твой дед.

Он Кольке дядя Паша, а тебе дед, Коля тебе не брат, он твой дядя, прости, я хотела сказать.

Всегда хотела, она не давала, мы потому и поругались, она просила не говорить, говорила что сама скажет.

Она хотела нам всем лучшей жизни.

-Уйди…

Майя плакала, не хотела видеть Таньку. Уехала и не отвечала на письма, полные мольбы о прощении.

Как могла? Как могла бросить? Ведь знала как она любит, как боготворит Таньку.

Не понимаю, не пойму никогда. Не хочу её видеть, — злилась Майя. Уже время прошло, вон Майка, уже и не Майка совсем, а Майя Михаловна, а простить не может всё Таньку.

Детства лишила, моталась, всё жизнь свою устраивала, злится Майя.

Вот теперь Коля сам приехал, по брату, так и считает братом, скучает очень.

Тоже тридцать лет, а всё никак не женится.

-Маюш, говорит Коля,- так мама звала, та, настоящая. Ребята сидят в маленькой квартирке Майи, на крохотной кухне, — выслушай, правда, не психуй.

Коля долго и основательно что-то втолковывает Майе.

-Понимаешь?

-Нет! Никогда не смогу понять, как так можно? Как можно отдать своего ребёнка, пусть даже родной матери.

-Ты же знаешь мамку, ну?

-Всё равно не пойму, всё равно! Не могу, Коль. Как подумаю что ты её сын, а я… Я никто…

-Ты что такое говоришь? Как тебе не стыдно, она тебя так любила, ты её внучка, ты что?

На Татьяну обижаешься, а дед при чём?Ты же всегда любила дядю Пашу?

-Предатель

-Да в чём же Майка? Что он тебе сделал?

-Почему не сказал? Почему от меня скрывали?

-Да что ты заладила? Ну легче бы тебе было, если бы ты знала что Танька не сестра, а мать тебе? Легче? Она же не бросила тебя, вспомни, вспомни как она тебя любила!

-Ты… ты… же старше меня… Ты знал?

-Нет, -Колька помотал головой, — не знал, Май. Я ведь на три года всего старше, ты чего. Тебе хорошо, у тебя мама есть, не квасься, а я…Знаешь, я в детстве мечтал чтобы дядя Паша папкой нашим был, пусть алкаш, но он же добрый, так я думал…

-А он…

-Нет, — Коля покачал головой, — нет Май. У меня кроме тебя и Тани нет никого.

Майя приехала в городок детства.

Танька хлопотала по хозяйству, и не сразу заметила вошедшую Майю, после смерти матери она поселилась здесь и мечтала что единственная дочь простит её.

-У неё бабкин характер, — говорил ей отец, который очень тосковал по своей любимой.

Когда-то он обидел её, очень давно, когда Танька была маленькая, они жили тогда хорошо, небогато, но хорошо, как и все. Мать не простила, выгнала. Ведь любила, но не простила.

Он пить начал, а она, отчебучила, родила Кольку, а через три года стала бабкой, семнадцатилетняя дочь, Танька, родила в мае доченьку, Маечку. Папашка, как водится слился.

Забрала маленькую Маечку мать, и велела учиться идти, а потом жизнь устраивать, потом…Танька сама виновата, да…

Она знает, вот и расплачивается теперь, хоть брат не отказался и то хорошо.

Отец вот, пить бросил, Таня зовёт к себе, да он не хочет, говорит что привык один, да и Татьяна может жизнь устроит зачем он ей, обуза.

-Мама…

Таня замерла, боясь повернуться, может ей показалось?

-Мама, я приехала…

Майя шагнула и обняла свою Таньку, свою маму.

Доброе утро, мои хорошие!
Доброе утро понедельника.
Как хочется иногда чтобы мама была рядом, не зависимо сколько тебе лет, просто хочется чтобы обняла.
Ничего не надо, просто вдохнуть мамин запах…
Услышать мамин голос.
Спасибо вам, мои хорошие, что вы со мной.
За то что читаете, за то что подписываетесь.
Шлю вам лучики своего добра и позитива.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.4MB | MySQL:77 | 0,399sec