Колесо судьбы

 

Вера родилась и выросла в небольшой деревне, расположеной в живописном месте. Дома раскиданы на небольшом пригорке, внизу речка, летом дети постоянно в ней плещутся, над рекой стоит звон и визг детстких глосов. Замуж Вера вышла за Николая, тоже местного жителя, давно это было, около тридцати лет назад. Две её дочери тоже вышли замуж и живут в городе, за пятьдесят километров от деревни.

Вера свою семейную жизнь не может назвать счастливой. Раньше она была розовощёкой хохотушкой, волне себе счастливой, но счастье длилось недолго. Уже после рождения второй дочери, Николай стал увлекаться горячительным, часто еле переступал через порог, и тут же спал.

Дальше ещё хуже, поднимал на неё руку, приходилось убегать к соседям с детьми, а летом в баню, там и ночевать. Терпела ради детей, да и куда уйти в деревне?

К сорока шести годам Вера превратилась в изнуренную, запуганную женщину. Дочери повзрослев, вопреки её ожиданиям, тоже плохо относились к матери, грубо разговаривали. Не слышала она от них ласковых слов, видимо отношение их отца к матери наложило на дочерей негативный отпечаток.

Что они видели от отца? Неадекватность, ругань и больше ничего, иногда выгонял из дома. Дочери были рады поскорей уехать из дома в город, в деревню приезжают очень редко. С внуками Вера видится только, когда сама едет к ним, она скучает, собирает две сумки с «гостинчиками» — вареньем, грибами, огурчиками, и едет в город.

После отъезда дочерей в город, жизнь Веры стала совсем пустой. Муж не обращает на неё внимания, ведёт всё такой же образ жизни, не работает, кто и куда его возьмёт? По утрам просыпалась она уже уставшей от жизни, впрочем, как и засыпала.

Вера поехала в город к старшей дочери, в автобусе всего три человека. Первый рейс. Ближе к городу начнут прибывать люди в автобусе, а сейчас в салоне полутемно, холодно, на улице зима. У Веры пальто очень старое, почти не греет, приходится под него надевать две кофты, отчего казалась толстой, хотя от такой жизни у неё нет лишних килограммов. Сидя в автобусе, Вера поеживалась, мимо проскакивали редкие фонари, в это время дорога из деревни еще пуста. Вера думала:

— Дорога пуста, как и моя жизнь, нет в моей жизни ничего светлого, так видимо до конца жизни и будет. Жизнь беспросветная.

Вдруг под автобусом что-то треснуло, запахло жженой резиной, и автобус занесло вправо. Вера вскрикнула, и в глазах потемнело, но как-то быстро пришла в себя. Водитель запрыгнул в автобус:

— Все живы? Колесо лопнуло, разорвало.

Вера держалась за голову, из рассеченного лба текла кровь. Она её размазывала по лицу, вытирала о шапку и пальто, плакала от боли. Водитель понял, что жизни Веры ничего не угрожает, прижал её к себе и гладил по голове, как маленького ребенка.

Немного придя в себя, пассажиры стали выбираться из автобуса. Мужчины закурили, а Вера снегом вытирала руки и лицо. Подъехали гаишники и «скорая», оказалось, что у одного мужчины что-то с рукой, его и Веру забрали в больницу.

В палате потом Веру опрашивал следователь, все записывал. Его заинтересовали уже почти прошедшие побои на теле. Она молчала, следователь спросил:

— Это муж оставил такие следы? Понимаете, если Вы промолчите, то мне придется списать эти следы на аварию. Тогда водитель автобуса будет отвечать, и он может получить реальный срок, а у него дети, он многодетный отец. Конечно следователь слукавил, но Вера была в таком состоянии, и всё рассказала о муже.

— А зачем Вы живете с таким тираном, разве это муж? Что же Вы женщины с собой делаете? Ладно, я проведу с ним беседу, но что-то мне подсказывает, навряд ли это поможет. Бегите от него подальше.

Вера согласна со следователем, но, как и куда подальше?

На следующий день пришел в палату к Вере водитель автобуса, видно было, что чувствует себя он неловко:

— Здравствуйте, Вы уж простите меня, что так вышло.

— Да что Вы, Вашей вины здесь нет, всякое случается в жизни, — смутилась Вера.

— Когда я увидел Ваши слезы, мне очень жалко стало Вас. Я вспомнил сразу, как плакала моя жена, когда у неё были боли. Любочка моя очень хотела жить, но Бог распорядился по-другому, ушла она, а ведь еще не старая была. Остались у меня пятеро детей, без матери им тяжело, но что делать? Я стараюсь жить только для них, иной раз устаю, а на детей гляну, и силы откуда-то берутся, — серьезно и обстоятельно говорил водитель автобуса.

— Меня зовут Сергей, а Вас?

– А я, Вера. Вам хорошо, есть для кого жить, — говорила она. – А я просто никому не нужна, муж кроме спиртного, ничего не видит, дочери тоже неуважительно относятся.

— Да что Вы, от такого мужа нужно бежать, ну а дочери когда-нибудь поймут, и изменят к Вам отношение. Пока живы, в жизни всё можно поменять. Ну ладно, простите меня, я, наверное, утомил своими разговорами, если можно я еще Вас навещу? — робко спросил Сергей.

— Конечно, я даже буду рада, — только и ответила Вера.

Вера в больнице находилась чуть больше недели. За это время она позвонила дочерям, но никто из них не пришел к ней. Позвонила мужу, что попала в аварию, но от него ничего хорошего не услышала, кроме мата. А Сергей навещал её часто, рассказывал о своих детях, они смеялись. Вера отогревалась душой, болтали обо всем, о жизни, о работе. Вере было с ним спокойно и хорошо.

Когда наступил день выписки, накануне Вера плохо спала, всё думала над словами Сергея, что всё можно поменять. Утром в палате появился Сергей:

— Вот Вера, Ваша одежда, я привел её в порядок, подумал, как поедете в таком виде, не в грязной же идти.

Вера поблагодарила Сергея, а он смутился. Он чувствовал вину, что это из-за него Вера оказалась в больнице. Вера смотрела на него и все-таки решилась спросить:

— Сергей, сделайте для меня одно большое и важное дело, возьмите меня к себе дней на десять, я буду во всем помогать. Мне некуда идти, дочери будут недовольны. Понимаете, я не готова идти домой. Пока никто не знает, что меня выписали. Я хочу попробовать, хочу что-то поменять в своей жизни, это Вы меня подтолкнули к этому решению.

— Конечно, Вера, я не против, Вы совсем не потесните нас, я даже рад помочь Вам.

В семье Сергея Вера просто отдыхала душой. Хоть и пятеро детей, но они все приветливые, вежливые. А она старается им приготовить вкусное, пекла пироги, блины, они давно соскучились по вкусным пирогам, а ей в радость, она любит готовить. Конечно, в доме было просто, всё-таки большая семья, но Вере очень нравилось. Она навела порядок, всё перестирала, всё заштопала, у Сергея просто не доходили руки, он работал много. Дети конечно иногда были шумные и шаловливые, дети есть дети, но Вере они становились все ближе.
Однажды у старшего сына был день рождения. Вера испекла большой яблочный пирог, дружно сидели все за столом, и вдруг Сергей сказал:

— Вера, оставайся у нас навсегда, я думаю, что дети тоже не против.

— Да, да, оставайся тетя Вера, нам с тобой тепло и уютно, мы не против, — радостно сообщили они.

А Вера уже знала, что останется. У неё эти мысли давно вертелись в голове, просто ждала, когда Сергей решится на предложение.

Когда Вера сообщила дочерям, что они с Сергеем расписались, обе восприняли это негативно:

— Ты что, на старости лет нас позоришь, нашла себе другую семью, да еще пятеро детей. Чужие дети тебе родней, променяла нас, да ты им не нужна, они тебя выставят, куда пойдешь, мы тебя не примем после этого.

Вера была счастлива, она даже и не обиделась на дочерей, она давно привыкла к их грубости, просто сказала:

— Девочки мои дорогие, я вас очень люблю, и внуков своих тоже люблю, но когда-то вы поймете меня. А наши двери для вас всегда открыты, я буду вас ждать всегда.

Вера знала, что с к старой жизни возврата уже никогда не будет, она счастлива в этой новой для неё жизни. Она всегда помнит слова Сергея:

— Пока мы живы, всё можно поменять к лучшему. Вот такое колесо судьбы привело её к счастью.

Спасибо за лайк

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.34MB | MySQL:77 | 0,350sec